Роман «На дороге» Джека Керуака — премьера фильма не за горами

Нил Кэссиди и Джек Керуак

Прототипы главных героев романа Керуака «На дороге» — Нил Кэссиди (Neal Cassady) и сам Джек Керуак (Jack Kerouac). Первый фигурирует в романе под именем Дин Мориарти, а сам писатель назвался Сэлом Парадайзом.

В декабре 2011 года состоится мировая премьера фильма «На дороге» по мотивам одноимённого романа Джека Керуака, американского писателя, относящегося в знаменитому бит-поколению. А пока кино находится в производстве, можно обсудить книгу и заодно поразмышлять о том, почему же она стала культовой.

Книга о том, как в конце 40-х — начале 50-х из угла в угол великой страны без всякой цели циркулируют молодые люди — на попутках, арендованных и собственных машинах, автобусах — циркулируют бессмысленно, зато проживая каждый момент жизни — особенно этот дикий дорожный философ Дин Мориарти. Их путешествия сменяются оседлым образом жизни, напоминающим тот, который от них ожидает общество, но и здесь они хаотичны и неосновательны, и здесь они вечно с чемоданом в руке, и здесь они в дороге.

Фильм На дороге

Голливуд экранизирует роман. На переднем плане Дин Мориарти (Гаррет Хедлунд) и одна из женщин Дина, Мэрилу — Кристен Стюарт, прославившаяся благодаря роли в подростковой саге о любви и вампирах «Сумерки». На заднем сидении — Сэл Парадайз (Сэм Райли).

Прочитывая новое литературное произведение, я всегда задумываюсь о причине его успеха.

Вот если подачу «На дороге» чуть изменить, выйдет большой отчёт о нескольких путешествиях по Америке. Разбив роман на куски по географическому признаку, можно с чистой совестью постить их в блог о путешествиях. Лёгкие, без излишней глубины дорожные впечатления, перемежающиеся деталями общения между друзьями, приятелями и попутчиками. Создаётся впечатление отсутствия смыслового стержня. И как раз в этом, как утверждают критики, и заключён основной смысл книги — это жизнь и метания потерянного поколения. Наверное, это состояние было симптоматично для послевоенного американского общества, наверное, в этом одна из причин того, что книгу в итоге приняли, поняли и окрестили великим романом?

Керуак воспевает Америку в своих наблюдениях и обобщениях, он думает и пишет об Америке, как о человеке — Дин Мориарти, Америка, Дин Мориарти, Америка. «В дороге» в своё время был контркультурным произведением, но это не повесть об искусственном, мизантропическом мире интеллектуала-отщепенца, вроде битника Уильяма Берроуза (William Burroughs), который вместе со своими книгами так и остался контркультурным явлением, «На дороге» — это сугубо патриотичная, здоровая книга, с любовью рассказывающая об американском народе и его жизни устами не рядового, но всё же такого же простого, как персонажи романа, американца, и это, наверняка, тоже сыграло свою роль в популяризации творчества Керуака.

Гаррет Хедлунд

Гаррет Хедлунд в роли Дина Мориарти, вероятно, рассчитывает стать секс-символом современного поколения, ведь прототип героя, Нил Кэссиди был музой многих писателей-битников, и стал символом бит-поколения.

«На дороге» собрал множество деталей, примет своего времени, став для многих памятником ушедших лет. Там, наконец, повсюду старый добрый джаз, боп, в описании которого Джек Керуак проявляет максимум усидчивости, да так, что местами вызывает моё читательское восхищение.

А ещё нужно общаться с правильными людьми в правильное время в правильном месте. Когда среди твоих друзей и приятелей масса писателей-новаторов, когда ты живёшь в эпоху, предваряющую великие перемены 60-х, в стране, которая тиражирует и распространяет свои образцы культуры по всему миру, ты оказываешься в свете рампы на главной сцене мира. Конечно, такие писатели, как Керуак, Берроуз, Гинзберг и др. сами создавали и прославляли свой «театр» — движение битников, но фактор благоприятных обстоятельств не стоит недооценивать. Причастность к кругу великих людей великой страны всегда была фактором успеха творческого человека.

Нил Кэссиди

В Нила Кэссиди влюблялись не только женщины, и некоторые утверждают, что он был не против сексуальных контактов с мужчинами (среди писателей-битников было достаточно геев), и даже когда-то был хастлером в Денвере.

Читая книгу, я также задумываюсь о структуре. Перед керуаковской дорогой я опять не дочитал до конца кастанедовский сериал об индейских магах. У этих двух (и очевидно, ещё у многих) есть одна общность – большую часть произведения персонажи производят довольно скучные действия, на описание которых авторы не тратят вдохновения – пишут ровно, выдерживая гармоничный ритм, но сухо и описательно. У Кастанеды персонажи ездят по Мексике, собирают травы, делают упражнения, а у Керуака – ездят по Америке и бегают по барам. Вот этими жидкостями и разбавлены подлинно литературные части, которые авторы добросовестно насыщают художественными образами и философией — это не критика, а скорее попытка понять механизм создания толстых книг. «Разбавляйте литературу конспектом продолжительных событий», как бы советует писатели Джек Керуак и Карлос Кастанеда.

Аллен Гинзберг и Питер Орловский

Ещё один битник — Аллен Гинзберг (слева, Allen Ginsberg), фигурирующий в романе Керуака под именем Карло Маркс. В жизни Гинзберг был влюблён в Кэссиди и, по некоторым данным, был его любовником. Справа — американский поэт Орловский (Peter Orlovsky), ставший Аллену партнёром-навсегда.

В целом, Керуаку удалось поймать меня в сети своего повествования — заинтересовать взаимоотношениями людей, слегка заинтриговать событиями, и «На дороге» была прочитана мной без большой скуки, чаще с интересом, хотя местами я и впадал в лёгкую тоску. Да, возможно, так и задумано, возможно, так и должно быть.

Так или иначе, «На дороге» для меня был весьма полезным уроком литературы и американской истории XX века.

Нил Кэссиди и Аллен Гинзберг

Битники. Кэссиди (второй слева) и Гинзберг (третий). В 2010 году вышел фильм Вопль (Howl), посвящённый непростой судьбе Гинзберга, а ранее, в 1999 году, был снят документальный фильм Источник (The Source), рассказывающий о всей группе писателей-битников.

«На дороге» — это ещё и урок чего-то, что хочется назвать личной свободой — свободой принимать жизнь таковой, какая она в действительности есть, и проживать её, не прячась за стеной ложных ценностей и убеждений. Дух свободы — пожалуй, это то, что в книге мне больше всего понравилось. В дорогу! — нестись сквозь годы, тысячи километров, вдыхая настоящий момент, страдая и радуясь, вслушиваясь в ритмы улиц, баров, в глубине души сознавая и честно принимая своё одиночество, неутолимую потребность в любви, ощущение бессмысленности — и не обращая на это никакого внимания — точно так, как это делает самый славный безумный парень Дин Мориарти!

Джек Керуак читает последнюю страницу романа «На дороге»:

Роман «На дороге» Джека Керуака — премьера фильма не за горами: 1 комментарий

  1. «Лёгкие, без излишней глубины дорожные впечатления, перемежающиеся деталями общения между друзьями, приятелями и попутчиками. Создаётся впечатление отсутствия смыслового стержня. И как раз в этом, как утверждают критики, и заключён основной смысл книги — это жизнь и метания потерянного поколения. Наверное, это состояние было симптоматично для послевоенного американского общества, наверное, в этом одна из причин того, что книгу в итоге приняли, поняли и окрестили великим романом?»

    1) Не читайте критиков. Читайте исследователей. Критики — люди, ктр ничего не умеют кроме как крысячничать на чужом искусстве.
    В большинстве своем.

    2) Вы, конечно, простите, но слова «без излишней глубины» заставили мои брови выгнуться дугой от негодования. Если писатель не делает все чертовски очевидным, это не значит, что глубины в его произведении нет, а значит лишь то, что Вы ее не увидели.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *